Dnestr.TV

 
0

Бумеранг насилия

Бумеранг насилия

Бумеранг насилия

Бумеранг насилия

«Мы не ладили с отцом. Он меня обижал. Бил с малолетства». Ион потирает руки, теребит пальцами, крутит их. Ответы его коротки, порой не находит нужных слов, нервно их подбирает. Но всё-таки отвечает спокойно. Скучно, но спокойно. В последние семь лет он воровал всё, что хотел, а единственным наказанием были побои от отчима. Весной Ион узнал, что следующие десять лет он проведёт в тюрьме за убийство.

Два отца, два ремня


Ион родился в Каларашском районе, где жил до шестилетнего возраста вместе с мамой и биологическим отцом. Последний был алкоголиком и ранее был судим за кражу. Частенько, когда был выпившим, мужчина выплёскивал всю свою злость на жену и ребёнка. Сегодня единственное, что может сказать Ион про него, — понимали они друг друга «очень плохо». Единственные приятные воспоминания о Калараше связаны с «дядей Костей», маминым братом. С ним он ходил в лес за дровами и за травой для кроликов, ходили на шашлыки.

Когда родители Иона развелись, мальчик вместе с мамой переехал в село Унгенского района. В девять лет, сам того не осознавая, Ион пошёл по следам своего биологического отца.

Второй мамин муж также оказался алкоголиком и агрессивным человеком. Ион, однако, уже не был столь терпелив. Он начал убегать из дома, а для того, чтобы наполнить чем-то желудок, начал воровать. По словам Иона, этому его научил его двоюродный брат. Первый раз он украл машинку, чтобы поиграть. Потом от голода начал воровать орехи.

Сегодня Ион говорит, что отчим его бил только тогда, когда он был «плохим» и «чтобы я не делал глупости». Вопросы о его частом отсутствии дома заставляют его нервничать и ещё больше мять руки. С появлением в его жизни нового отца, Ион нашёл себе пристанище в компании, разделяющей его «увлечения». Вместе они пили вино, курили, воровали, а потом продавали то, что «приобрели». А для того, чтобы у них было на всё это время, днём они друг другу помогали в домашних делах.

Схема была простой. «Кто-то увидит что-то хорошее в доме у кого-то и говорит мне. Потом идём воровать. И днём, и ночью. Родители мне говорили не делать глупостей, но я их не слушал. В то время даже не знал, что за такое наказывают», — рассказывает Ион.

Три кражи и убийство

Однажды поздней зимой Ион со своими друзьями был в гостях у знакомого коллеги по «цеху». Он хоть и взрослый, но тоже иногда подсказывал, где и что ещё можно украсть. После того как в голову ударило вино, Ион с компанией проникли в склад на берегу озера и украли оттуда рыболовные сети, удочки, верёвку, солярку и патроны. Радуясь «успеху», ребята пошли к Иону домой, чтобы спрятать похищенное со склада. Там же выпили ещё вина и отправились к дому старушки-соседки, где планировали украсть орехи.

«Я украл у неё 20 кг орехов, но, когда выбирался оттуда, она увидела нас. Из дома она стала кричать и звать соседей в помощь. Я не знаю, что мне пришло в голову тогда, я разбил кулаком стекло в двери и ударил её», — вспоминает парень.

Они уходили в спешке, пошли к дому Иона, где остались спать другие ребята. Ион, однако, не мог успокоиться. Он был пьян, его не держали ноги, адреналин и алкоголь говорили ему, что день только начинается. Тогда он решил украсть орехи у другой старушки. «Я вошёл в сарай и хотел было открыть замок. Лил дождь, но я услышал, что приближается кто-то. Мне было страшно, я спрятался и взял в руки железный прут», — рассказывает Ион. Быстрыми шагами приближалась хозяйка дома, она шла проверить, что случилось. Ион испугался и ударил её металлическим прутом по голове, женщина упала на землю. «Затем я ударил её ещё два раза. Пошёл в её дом, стал искать деньги — 17 тысяч леев я взял». Ион рассказывает прерывисто, кашляет, шея его напряглась, но он продолжает.




Забрав деньги и орехи, он пошёл домой, по дороге встретил товарища, которому рассказал, что сделал. Тот посоветовал спрятать труп, чтобы его не поймали. «Он мне посоветовал сжечь труп. Эта идея засела в моей голове. Я был сильно пьян. Пришёл домой, взял телегу отчима и бензин. Разбудил одного из парней, который спал у меня дома, и пригрозил ему, если он мне не поможет, я его тоже убью», — говорит, посмеиваясь, Ион.

На телеге они приехали на холм рядом с селом, положили тело женщины на землю, облили его бензином и попытались поджечь. Из-за дождя пламя не разгорелось. «После этого я отправился к знакомому, с которым накануне пил, мы снова выпили, пока я не напился, только потом я ушёл домой спать».

На следующий день всё село узнало, что случилось, Иона арестовали. Он был осуждён на десять лет за убийство при отягчающих обстоятельствах. Четыре из них он проведёт в Гоянском пенитенциарном учреждении № 10 для несовершеннолетних.

Вчера были битыми, сегодня — заключённые

Сегодня в исправительном учреждении № 10 в Гоянах находятся 28 юных заключённых, все мужского пола, в возрасте от 16 до 20 лет. «Большую часть наших заключённых либо били в детстве, либо они сами были агрессорами. Большинство попадают сюда за тяжкие и особо тяжкие преступления. Очевидно, что часть этих преступлений носит насильственный характер. Речь идёт об убийстве, различных действиях сексуального характера, грабеже, хулиганстве», — поясняет директор пенитенциарного учреждения Любовь Жигня.

Несовершеннолетние правонарушители принимают участие в ряде программ, направленных на снижение у них уровня насилия. Так, за каждым ребёнком закреплён сотрудник, который с ним много общается, тем самым выполняя роль опекуна несовершеннолетнего в пенитенциарном учреждении.


Бумеранг насилия
Любовь Жигня, руководитель исправительного учреждения. Фото: Рамин Мазур

По словам директора, немногие родители заключённых признают, что они применяли насилие по отношению к своим детям. Большинство из них убеждены, что это был единственный способ их воспитания. Однако вся правда выходит на поверхность в ходе психологических консультаций.

«Последний случай, который меня поразил, от которого я была в шоке… Речь идёт об одном из наших заключённых, который поделился со мной. Я постоянно у него спрашивала, почему он такой злой, дерётся со всеми, обзывается, да и в целом весьма агрессивен. Тогда он мне рассказал, что после смерти мамы он остался на попечении бабушки и дедушки. Не знаю, то, что он рассказал, — правда или его вымысел. Он рассказал, что бабушка держала его в собачьей будке, одетым слишком легко для того времени года, когда шёл дождь, дул ветер, было холодно. Я не могла в это поверить.

Бабушка со стороны папы взяла его к себе. Она увидела его в красненькой рубашечке и тоненьких штанишках в собачьей конуре. Ему было холодно, он был голодный и весь мокрый, так как на улице была осень и лил дождь. Самое важное, что парень не обижается на эту бабушку, потому что она всё-таки заботилась о нём после смерти его мамы», — рассказывает Любовь Жигня.

Рецидивисты


По данным Национального бюро статистики, уровень детской преступности снизился вдвое за последние 16 лет. Если в 2000 году было 3031 несовершеннолетних осужденных, то в 2016 их — 1490, а количество убийств, совершённых подростками, сократилось с 18 до трёх. Это объясняется также и тем фактом, что была изменена процедура определения ребёнка, преступившего закон.




Как отмечает начальник колонии для несовершеннолетних, уровень рецидива среди несовершеннолетних осуждённых достаточно высок. Не существует официальной статистики на этот счёт, а в случае, если бывшие заключённые совершают новое преступление после наступления совершеннолетия, они уже считаются взрослыми правонарушителями.

По данным Доклада о соблюдении прав ребёнка в Республике Молдова за 2016 год, подготовленном народным адвокатом по защите прав ребёнка, из 25 несовершеннолетних, находящихся под предварительным арестом, 9 человек являются рецидивистами, совершившими преступление во второй или более раз. Детский омбудсмен Майя Бэнэреску рекомендует тем, кто участвует в рассмотрении дел с участием несовершеннолетних, применять к ним меры, альтернативные лишению свободы, а в рамках уголовного преследования — иную меру, предусмотренную уголовным законодательством, но не предварительный арест.

Чем раньше, тем хуже

Елена Ковалёва, психолог высшей категории, профессор кафедры прикладной психологии Кишинёвского государственного педагогического университета им. И. Крянгэ, изучает девиантное (отклоняющееся от общепринятых норм) поведение несовершеннолетних более 20 лет. По её словам, «когда ребёнок видит или на себе испытывает насилие, его личность претерпевает изменения, и, чем меньше возраст ребёнка в этот момент, тем тяжелее будут последствия».


Бумеранг насилия
Психолог Елена Ковалёва

Теория, согласно которой, ребёнок, выросший в семье, где к нему применялось насилие, может стать несовершеннолетним преступником, упоминается каждой организацией, борющейся с домашним насилием. Однако статистических данных, подтверждающих мнение подобных организаций или психологов, крайне мало. Большинство данных, подтверждающих эту теорию, пришли к нам из Америки. Елена Ковалёва утверждает, что такие наблюдения требуют больших затрат, как финансовых, так и временных, так как участников исследований надо изучать с детских лет и до их взросления.

И всё же психолог замечает, что теория подтверждается случаями, которые ей лично приходилось изучать. «Консультировала людей старше 30 лет, которые к этому возрасту уже должны быть развитыми личностями, успешными, но они всё никак не могут перерасти сложные отношения с родителями», — уточняет Елена Ковалёва.

Таким образом, первыми примерами поведения для ребёнка являются его родители. Ион последовал примеру своего биологического отца. «Даже если с течением лет парень выучит, что такое хорошо, а что такое плохо, и даже если семейное положение Иона изменится, страх того, что он может быть наказан, что насилие — это норма, не позволят ему вырасти самостоятельным», — заключает психолог Елена Ковалёва.

Анна Герчу

Обсуждения ВКонтакте:

 
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
 
Регистрация











Инфо

Участник конкурса сайтов RUССКОЕ ЗАRUБЕЖЬЕ-2015