Dnestr.TV

"Её просто колотит": близкие о состоянии Софии Ротару
София Ротару перенесла микроинсульты, сообщает портал Дни.ру. Недавно певица всерьез напугала фанатов и журналистов: она потеряла сознание прямо во время выступления, а очнувшись, никого не узнавала. Близкие рассказали о том, как она себя чувствует...
Тихий Приднестровский конфликт: конкуренция обостряется
Вопрос о достижении мира в Приднестровье сегодня превращается в часть пакета по обеспечению европейской безопасности и урегулированию конфронтации между Россией и Западом, отмечает доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ в своей колонке для Sputnik Молдова Сергей Маркедонов.

Разрешение приднестровского конфликта трудно отнести к числу приоритетных вопросов сегодняшней международной повестки дня. После того как вооруженное противостояние на Днестре завершилось подписанием Соглашения о принципах мирного урегулирования (21 июля 1992 года), попыток пересмотра сложившегося статус-кво с помощью военной силы, к счастью, не предпринималось.

Ни мира, ни войны
Речь шла разве что об изменениях правил таможенного и пограничного регулирования. Выдвигались различные инициативы, конфликтующие стороны, казалось, были близки к достижению компромисса. Однако всплески миротворческой активности сменялись фазами застоя.

И сегодня мы наблюдаем ситуацию, которую можно описать формулой "ни мира, ни войны". Стороны конфликта фактически заморозили обсуждение политико-правовых сюжетов, сосредоточившись на тактике "малых дел", то есть оптимизации мирного сосуществования в условиях неурегулированных принципиальных проблем, прежде всего статуса Приднестровья.

При этом относительно "тихий" конфликт (если сравнивать его динамику с положением дел в Донбассе или в Закавказье) в последние несколько лет испытал на себе значительное влияние внешних факторов, которые ранее либо отсутствовали, либо не были столь значимыми.

В контексте украинского кризиса и усиления противостояния России и Запада приднестровское урегулирование сейчас рассматривается не столько как самостоятельная проблема, сколько как часть более крупных паззлов. Если в прежние времена позиция официального Киева в процессе поисков мирного решения колебалась между политической медиацией и экономическим давлением на Приднестровье с целью его принуждения к реинтеграции с Молдовой, то сегодня он воспринимает непризнанную республику как пророссийский анклав, который может быть использован Москвой в качестве плацдарма против Украины. Как следствие – действия Киева, нацеленные за изоляцию Тирасполя и ослабление его связей с Россией.

То, что Молдова находится на границе постсоветского пространства и Европейского союза, не новость, а факт политической географии. Но в сегодняшних обстоятельствах такое положение означает растущую конкуренцию за влияние в этой стране, при которой внутренние процессы по факту превращаются в дополнительную площадку противостояния между Россией и Западом.

И предстоящие парламентские выборы в Молдове уже сегодня оцениваются сквозь призму, с одной стороны, пресловутого "российского вмешательства" с целью "подрыва демократических устоев", а с другой - очередной попытки организации "цветной революции" для создания одномерного политического пространства, в котором евразийские интеграционные устремления были бы маргинализированы.

При таком наборе "вводных" вопрос о достижении мира в Приднестровье перестает быть самоценным, он превращается в часть пакета по обеспечению европейской безопасности и урегулированию конфронтации между Россией и Западом. В данном контексте важно сохранить понимание той специфики, которая заметно отличает конфликт на Днестре от других неурегулированных постсоветских противостояний.


Диалоги – не панацея, но путь к пониманию

Этой осенью под эгидой Института стратегических инициатив и при содействии Программы развития ООН в Молдове был возобновлен проект "Приднестровские диалоги". Ранее его реализовывала молдавская Ассоциация внешней политики. Своей главной целью данный формат ставит создание эффективной площадки для общения между представителями двух берегов Днестра с целью укрепления мер доверия и нахождения возможных площадок для реализации совместных инициатив.

Не менее важно и участие в "диалогах" представителей экспертных сообществ из различных стран, действующих и отставных дипломатов, политиков, общественных деятелей, журналистов, правозащитников.

Жесткой привязки к проблемам определения спорных статусных проблем или всеобъемлющих мирных планов здесь нет. Спору нет, это не первая инициатива, ориентированная на поиск взаимного доверия, без чего любой самый совершенный мирный план так и останется абстрактной теорией. Скорее всего, она не станет и последней в этом ряду.

Если конфликт не решался годами и даже десятилетиями, то нет никакой уверенности в том, что даже лучший, специально отобранный состав экспертов и практиков вдруг однажды найдет заветный ключ к миру. Но было бы слишком просто в этой ситуации – дать простор для скепсиса. Стоит иметь в виду, что предметное обсуждение локальных, региональных и международных аспектов приднестровского урегулирования важно само по себе.

Во-первых, оно позволяет четче выявить позиции всех заинтересованных игроков, обозначить имеющиеся болевые точки и возможные способы их лечения. Естественно, не в сиюминутном режиме, а в стратегической перспективе. Во-вторых, окукливание позиций вредно не только потому, что монолог хуже диалога, а потому, что отсутствие понимания позиции оппонента и даже противника приводит к неадекватным представлениям, как о его, так и о собственных возможностях. Как следствие, ошибочные выводы, неверные управленческие решения и в итоге – непоправимые издержки.

10-11 ноября я имел возможность принять участие в очередном раунде "Приднестровских диалогов". Нельзя сказать, чтобы это мероприятие привело к каким-то принципиальным открытиям, но с точки зрения понимания динамики урегулирования оно было крайне важным.

Прежде всего, стоит отметить, что в зависимости от позиций участников проекта, их позиционирования по отношению к самому конфликту, внутренним процессам в Молдове и в Приднестровье, существует огромный запрос на объяснение российской позиции. Собирается ли Москва признавать ПМР по образцу Абхазии и Южной Осетии? Как будет реагировать Кремль на возможное объединение Молдовы с Румынией или вступление ее в НАТО?

По каким критериям осуществляется признание де-факто образований и почему в Крыму или Абхазии РФ вела себя одним образом, а в отношении Карабаха или Приднестровья иначе? Что конкретно может Москва предложить Кишиневу в плане интеграции в ЕАЭС? Почему все общение Кремля с молдавскими элитами по факту ограничивается коммуникацией с президентом Игорем Додоном и его командой? По обе стороны Днестра журналисты, эксперты, начинающие политики хотят слышать не общие фразы о "холодной войне-2", большой геополитической игре, а конкретику.

Восприятие вне привычных рамок
Отдельно стоит сказать о восприятии приднестровского конфликта. Традиционно он представляется в виде привычной схемы: Кишинев против Тирасполя. Между тем, есть много противоречий, скрытых от взгляда наблюдателя, требующих более пристального погружения в проблему.

В действительности спорят не только жители Молдовы и Приднестровья. Спорят молдаване с молдаванами, а приднестровцы с приднестровцами. И речь не о том, чтобы Тирасполь пошел на поклон к Кишиневу, а Кишинев – к Москве или Брюсселю. Активно обсуждается "цена вопроса" при продолжении конфликта, роль олигархов на обоих берегах и их влияние на принятие политических решений.

В Приднестровье говорят о качестве своего государства, пускай и непризнанного. В молдавском контексте спорят о том, какие издержки может нести в себе гипотетическая интеграция, и не лучше ли выбрать иной путь – объединение с Румынией, но без Приднестровья.

При этом Москва, Брюссель, Вашингтон, Киев воспринимаются не как идолы для поклонения, а как инстанции, с помощью которых можно решить те или иные задачи. И в этом плане, скажем, отношение в целом пророссийски настроенных приднестровцев к Украине будет сильно отличаться от ее среднестатистического восприятия в РФ. Прагматика здесь жестко вытесняет идеологию. То же во многом касается и взгляда проевропейских экспертов в отношении ЕС. Нередко их подход несет в себе изрядную долю евроскептицизма. Просто потому, что перспективы включения Молдовы в Евросоюз весьма туманны, тогда как Брюссель активно разогревает завышенные ожидания рядовых молдаван.

Все это опровергает миф о большей легкости в решении конфликта на Днестре в отличие, скажем, от Закавказья. Отсутствие затяжного военного противостояния не делает спорные проблемы простыми, свидетельства чему мы можем найти хотя бы на Кипре, который вот уже 14 лет, как вступил в ЕС, но объединение разделенного острова не стало от этого ни на шаг ближе.

Качественное понимание приднестровской уникальности, а также общих черт, роднящих этот конфликт, а также другие гражданские и этнополитические противостояния на постсоветском пространстве, крайне важно. И в этом контексте неслучаен интерес участников "Диалогов" к деталям и нюансам конфликтов в Абхазии, Карабахе и особенно Донбассе.

И последнее. Само по себе общение экспертов, журналистов и политиков не решает всех проблем. И, возможно, даже не сильно приближает их. Но, как минимум, оно дает возможность лучше представлять, в какой точке мы находимся, и куда движемся. Путешествовать с точной картой, все же лучше, чем отдаваться на волю волн!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник
Как живут соседи: На что уходит заработок у молодой семьи бельчан?
На еду и погашение кредита уходит половина семейного бюджета. Фото: pixabay.com
«СП» начинает серию материалов о том, как бельчане распределяют личный или семейный бюджет. Её героями будут люди разного возраста и профессий, с разным уровнем достатка и отношением к экономии. Наши первые гости — молодая семейная пара с двумя детьми...

Из жизни молдавского пенсионера: Как прожить на пенсию в 2000 леев?
Пенсионерке Розе Александровне, чья официальная пенсия составляет 1997 леев, в октябре этого года исполнилось 73 года. По ее словам, без учета расходов ей не прожить. Для этого у неё есть специальная тетрадь учёта. Больше всего денег уходит на оплату коммунальных услуг – в месяц примерно 400-500 леев в летний период. Зимой больше — 900-1200 леев. Зимой приходится экономить на еде, чтобы...
К вопросу об отмене порога явки в Приднестровье: причины и последствия
Анатолий Дирун, канд. полит. н., научный руководитель ТШПИ, депутат Верховного совета Приднестровья (2005-2015)

6 июня 2018 года на сессии Верховного совета было приняты поправки в избирательный кодекс Приднестровья. Из всего перечня предложенных изменений более 136 поправок, на наш взгляд, одним из концептуальных является отмена избирательного порога в 25% на местных, парламентских, а также на выборах Президента...

0

Как это понять?


Как это понять?
Лучия Чалов в социальной сети Фэйсбук пишет:

Пришлось провести небольшое расследование с целью найти истину. Выводы делайте сами.
Я вывод сделала: президент ПМР безрассудно смел! Или Президент РМ? "Безумству храбрых поем мы песню!". Кто-то👆, наверно, тоже свой вывод сделает и тоже похвалит, наверно....
 
 
Регистрация











Инфо

Участник конкурса сайтов RUССКОЕ ЗАRUБЕЖЬЕ-2015